Red Alert 3 Моды Моды Red Alert 3

Red Alert 3: Psysonic Omega

Red Alert 3: Psysonic Omega — модификация с новыми геймплейными особенностями, фракциями и юнитами.

Red Alert 3: Psysonic Omega — это модификация, базирующаяся на Red Alert 3. Данный мод улучшает графическую составляющую игры, вносит разнообразие в геймплей, вводит новых юнитов и строения. Помимо перечисленного данный проект берет за основу фанатский сюжет, который является прямым продолжением истории мира Red Alert. Сюжетная линия в игре начинается почти сразу после событий в RA3: Uprising. Также стоит сказать, что в игре введены три новые фракции, берущие начало из оригинальных фракций, о которых  более подробно будет сказано ниже.

Фракции

В Psysonic Omega реализованы 3 фракции, которые являются преемниками оригинальных фракций.

Содружество Суверенных Государств (Commonwealth of Sovereignty — COS). ССГ — это новое государство, придерживающееся политики этатизма, которое возникло из СССР после того, как Советы решили отказаться от изжившей себя коммунистической идеологии. ССГ полагается на старое доброе и проверенное оружие по типу массивных гаубиц, РСЗО, надежные и дешевые танки “Techno”. Несмотря на крупную огневую мощь пехоты и наземной техники, воздушные войска развиты слабо и играют вспомогательную роль из-за чего ССГ не может оказать достойный ответ тяжелым юнитам противников.

Коммуна (Alliance de Commune) — государство, возникшее в результате социалистической революции в северо-западных странах в прошлом союзных Альянсу. Коммуна ограниченная в людских ресурсах, поэтому армии их немногочисленны, однако это государство полагается на технологичное оружие и внушительную силу своей авиации. Арсенал коммуны обладает такими видами оружия, как рельсотроны, микроволновые пушки и протонные орудия. Единственный минус войск коммуны — это их высокая цена, а следовательно и малое количество. 

Имперские Войска (Imperial Forces) — это некоего рода собрание остатков японских сил во главе с военачальниками , изгнанными за океан после поражения Японии в ходе мировой войны. Эти командиры верны таинственному человеку, связанному с санаторием доктора Широ (в Uprising эта лаборатория ставила эксперименты на Юрико). Целью этих сил является разработка технологий по контролю разумами людей, а конкретно постройка пси-башни и создание проекта “Юрико Бета”, которые позволят им укрепить линию фронта.

Особенности

В моде реализованы: система лазерной ПРО, позволяющая юнитам сбивать нацеленные на технику ракеты; способность некоторых юнитов создавать вокруг себя поле обезвреживания ракет; способность юнитов Японии контролировать разум солдат (как солдаты Юрия в RA2). 

Изменены параметры оригинальных юнитов, в частности увеличен радиус атаки юнитов ближнего боя (советские медведи, ниндзя).

Увеличена высота стратегического обзора карты.

Изменена экономическая система. Доход руды изменен с 250 на 300. Изменение данного параметра создает более плавную игру без резких дефицитов финансов, что позволяет игроку чуть меньше заботится о снабжении и сосредоточиться на ведении боев.

Также у японских войск есть возможность сворачивать здания обратно в ядро, однако таймеры супероружия и производственные цепи будут сброшены при перемещении.

Сюжет мода

Пурпурный рассвет

Япония, г. Танабе.

Проливной дождь барабанил по лобовому стеклу машины и чистил улицы от серх туч.

“Вы видели такой дождь, он точно такой же, как 20 лет назад в Стокгольме.”

Я взглянул в направлении пальца водителя: там была эстакада уставленная палатками и зонтиками разных цветов, синий дорожный знак был накрыт  занавесой того же стиля и вида, что и знак. Изначально он обозначал дорогу, идущую направо от знака, к району Нерима, но теперь на занавесе было написано “дорога сопротивления”. Перед знаком висела табличка с указанием города “Танабе-чо”, надпись на которой была заменена на “город исцеления”.

Затем я был очарован налитым черными чернилами флагом ССГ, висящим над воротами городского управления. По обе стороны от него висели два флага Империи Восходящего Солнца. На дорогах возле были разбросаны многочисленные осколки стекла, а в окнах частных машин можно было увидеть записки со словами “Спасите Японию”.

С тех пор как Япония была аннексированная ее бывшим соперником — СССР, или ССГ, как он называется ныне, восстание, которое на этой земле не прекращалось с момента оккупации, в этом году бушует с яростной силой. В это неспокойное время левые юнионисты организуют забастовки, центристы мирно  требует демократизации, а националисты устраивают уличные бойни, желая возродить павшую империю. Единство советского народа подорвано, герб советского рабочего исчез, а ССГ стало мишенью многочисленных фракций разнообразного политического спектра. Однако огромная мощь армии и многочисленные ресурсы держат ССГ в состоянии ригидности.

“Когда ты еще не родился, а я был молод, как те люди под зонтиками и был неудачливым человеком, потерявшим работу. Я не понимал, по чему все эти взрослые сорокалетние люди не поддерживали нашу революцию и отказались от личной свободы.” — сказал водитель, посмотрев на протестные движения по обе стороны от дороги, и надул губы.

“Через 30 метров на перекрестке поверните направо.” — некстати произнес навигатор. Я взглянул вперед и увидел, что на перекрестке негде было повернуть. Все было уставлено баррикадами из машин, а на асфальте было написано “Линия Народного Фронта”.

“Видите, навигатор бесполезен, все уставлено баррикадами и блокпостами, поэтому я так долго вас искал.” — сказал водитель.

Прошло 20 лет с момента оккупации, и юнцы, которые когда-то бросались на улицы, чтобы бороться за свободу, превратились вот в таких водителей средних лет. Именно тогда ССГ, которая поднимала веру и обещала дать новый взгляд на мир и его устройство, стала гнездилищем бесконечной бюрократии.

В это время издалека раздался рев пропеллера. Я поднял голову и увидел транспортник, летящий над кварталом в котором был расположен танк Т-97 “Тенхо”. Двигатель танка на дороге громко кричал, а прожекторы вертолета, просвечивающие сквозь стену дождя,  были похожи на редкие лучи света, доходящие до глубины моря. Похоже, что общественные беспорядки в Токио, вынудили ССГ перебросить сюда войска для быстрого подавления в случае непредвиденных событий.

“Черт возьми, снова баррикада! Нам нужно вернуться.” — водитель был недоволен, он вцепился обеими руками в руль, машина начала сигналить.

“Я утрою Либры (валюта Коммуны) за проезд, как только мы вернемся! Вы знаете, что для того, чтобы вас найти мы задействовали все силы безопасности?! Наши 30 сотрудников искали вас 5 или 6 часов перед тем, как обнаружить вас под карнизом крыши. Кроме того я везу вас уже больше получаса.” — сказал водитель. Он всю оставшуюся дорогу говорил о причинах повышения платы за проезд, но я его не слушал, так как за последние годы я накопил достаточно денег для жизни, что потеря сотни Либр казалась мне незначительной.

Машина повернула на темный участок уличной дороги, и водитель включил дальний свет. Асфальт, баррикады, перилла были улиты дождем и искорежены протестными движениями. Энергосистема города была повреждена, поэтому даже в темное время суток фонари не включались и город погружался во тьму.

Вскоре мы были у выезда из города, где располагался блокпост ССГ. Я глянул через лобовое стекло и увидел черно-синюю БМП “Сталкер”, которая стояла посередине дороги в отдалении, а также увидел солдат, удерживающих пост.

Машина остановилась перед ограждением, дальний луч света отразился и дал ослепительное и холодное блестящее отражение света от блестящей стали броневика. К нам подошел солдат в каске и с явным русским акцентом на английском потребовал предъявить документы.

Водитель нетерпеливо опустил стекло и протянул ему водительские права. Солдат так долго смотрел в окно, ожидая водителя, что я случайно наткнулся на его зловещий взгляд. “Вы, тоже предъявите документы!” — потребовал у меня солдат.

“Какие документы? У меня нет водительских прав. И я не хочу предоставлять о себе частную информаю незнакомым людям, особенно вам.” — ответил я.

“Дай ему свой паспорт.” — водитель маханул мне рукой.

Я нехотя достал из кармана красно-черную книжечку и протянул ее солдату за окном. На поясе у него болтался деревянный приклад ADK-45, погоны говорили о том, что это был новобранец в армии ССГ.

“Не волнуйся, они не посмеют ничего с нами сделать. На всякий случай у нас есть аварийный план. Если они не хотят, чтобы их тут всех положили, то пропустят нас.” — водитель уверенно указал на свой нагрудный карман, где лежало аварийной устройство, но я задумался о том, что одному Богу известно, как это устройство будет работать в городе, где вся связь оборвана.

Солдат долго смотрел мои документы и выяснил что-то важное для ССГ. Он позвал парня в белом шлеме. В его снаряжение входили простые экзоскелеты, а цвет погон был не зеленый, как у генеральских сил, а смоляно-черный. Это значило, что он является судебным исполнителем отдела внутренних дел.

Исполнитель посмотрел на мои документы, наклонился и осмотрел меня и сказал, что я временно задержан и должен остаться и помочь им в расследовании.

“Нет! У тебя нет прав так поступать! Это дипломатическая машина Коммуны! Вы знаете, что это означает!” — водитель чуть не взревел и не выпрыгнул в окно.

Крича водитель попытался дотянуться до устройства в нагрудном кармане. Исполнитель опередив его действия нацелил на него пистолет. Я сидел на заднем сиденье. Солдаты взвели оружие, нацелив его на меня, но я не боялся, так как это был не первый раз, когда в меня целятся.

“Не шутите с нами! Вы теперь на территории ССГ!” — крикнул солдат мне прямо в ухо.

Мы были ошеломлены. Я смотрел на призывников. Глаза у них были страшные, но руки тряслись. 

Внезапно исполнитель поднял дуло и нажал на спусковой крючок. После нескольких выстрелов кровь солдат забрызгала стекло, еще одного он повалил на землю и выстрелил ему в голову.

“Неужели они теперь и по своим стреляют?!” — подумал я.

Затем оставшиеся призывники начали стрелять в белого парня. На теле исполнителя от входящих пуль открывались дыра за дырой. Я наблюдал за ними издалека и задавался вопросом о некой силе, способной так играть с миром.

Выстрелы наконец закончились, так как раненый в голову солдат, руки которого продолжали жать на спусковой крючок выпустил всю обойму. Выходить из машины мы все еще боялись, ровно как и двигать ее, так как опасались этой таинственной силы и были ошеломлены. 

“Привет, не подвезете?” — внезапно в моем ухе послышался нежный голос, я взглянул в окно и увидел женщину.

Ее длинные, пропитанные дождем, волосы красиво изгибались вдоль тела. Наполненные темно-красными тонами, веки говорили об ее уверенности. Слегка приподнятый рот показывал ее расслабленность и сдержанность.

“Я помогла вам разобраться с этой группой плохий парней. Не хотите отблагодарить меня?” — сказала она неторопливо, опираясь одной рукой о край машины.

Водитель был потрясен произошедшим и сидел с отвисшим до земли ртом. Он посмотрел на меня с недоверием, ожидая моего решения.

Для меня это был уже решенный вопрос. В мыслях я подумал, что даже если откажу ей, то она может использовать какой-нибудь трюк и захватить машину. Поэтому я не видел смысла отказывать ей. Я открыл дверь машины и показал, что она может войти.

“Спасибо, я действительно не прогадала и спасла хороших людей от ССГ.” — шутливо сказала она, но я не мог смеяться, так как смотрел в лицо самой смерти.

“Неужели такая маленькая девушка могла вынудить этих солдат переубивать друг друга?” — испуганно спросил водитель.

“Конечно, вы ведь понимаете какая хрупкая вещь этот человеческий разум… Точно так же я могу вынудить вас делать то, что мне нужно: поезжайте, и давайте вернемся в посольский район Коммуны.” — сказала девушка.

Глаза водителя сразу же потеряли фокус, стали рассеянными, он отвернулся от нее и запустил двигатель машины. Ей же не потребовалось даже касания для того, чтобы водитель передумал.

“Теперь веришь?” — сказала она мне.

Новая надежда

Утром 12 августа Государственный совет Федерации объявил, что в конце месяца он проведет 12-ый саммит на космической станции “Доблесть”. Наш корреспондент Эндрю Ли сказал, что данный саммит будет иметь огромное значение…

Слушая местные новости ССГ, я прислушивался к треску капель дождя бьющихся об окно машины. Неон, исходящий из города в далеке, преломлялся каплями на стекле и попадал в машину, отдавая на крышу яркими разноцветными пятнами.

Девушка, сидящая рядом со мной, чувствовала себя комфортно. Она с закрытыми глазами слушала официальную статью по радио, демонстрируя при этом уверенную улыбку.

С тех пор как председатель Романов вступил в должность данный саммит уже 3-ий раз проводится на космической станции. Unity Daily заявила, что таким образом ССГ показывает свою зрелость в космических технологиях. Что руководство неотделимо от народа. Мудрое руководство партией…

“Вы слышали об этом? Они сказали, что народ неотделим от руководства партии. Но я действительно хочу знать, что будет с ССГ, если все от кого зависит народ исчезнут?” — спросил я.

Она назвала себя Синро Юрия и рассказала, что ее мать была одной из подопытных в лаборатории психических исследований доктора Широ. Поэтому ей передалась от матери способность влиять на разумы людей. Также она рассказала историю о том, что уже 10 лет наблюдает за тем как в ССГ растет разрыв в богатстве между регионами, а Япония превратилась в центр по отмыванию денег из великой некогда державы. Хоть материальное благополучие других ее мало заботит, она недовольна агрессивной политикой культурной ассимиляции, которую проводит Содружество и тем, что ССГ промывает мозги людям вокруг нее, она считает, что у людей должна быть возможность свободно мыслить. Но самое невыносимое из-за чего она решила бороться против ССГ — это возвышающийся на над ней лик бюрократической машины ССГ. Конечно против сказать мне было нечего, но я не был уверен в ее искренности и настоящих мотивах. “Вы боитесь, что  я расскажу все это исполнительному комитету Коммуны?” — спросил я.

“Разумеется нет! Вы не такой человек” — уверенно ответила она.

“Ты должно быть прочитала меня с помощью своих способностей?” — высказал я, сделав спокойный вид. Конечно я не собирался ничего применять против нее в исполкоме. Я сильно нервничал, когда она говорила со мной, боялся, что какая-нибудь моя мысль может ее оскорбить. Иронично то, что когда она говорила о свободе мысли, я эту свободу не ощущал.

Неожиданно она покачала головой и сказала: “Конечно нет, если бы я захотела прочитать твои мысли, мы бы сейчас не говорили.”

Машина продолжала двигаться по дороге, на которой были постоянно слышны звуки взрывов и выстрелов. Я увидел группу протестующих в черных одеждах, стоящих перед горящим танком Т-97, с черно-белым знаменем “Свободу Японии, Слава Революции!”. Часть людей напевала “Интернационал” и размахивала черно-красными флагами, явно относящимися к анархо-синдикализму. 

“Я хочу узнать, что думает об этих демонстрантах человек, родившийся в коммуне?” — спросила она у меня.

“Я считаю, что эти люди имеют право на выбор своего пути в жизни. Вам, наверное, известно, что в Коммуне царит анархия и все население бунтовщики или экстремисты, яростно отстаивающие идеи революции… Но это не так. Если в обществе есть разногласия, я бы предпочел высказаться о них более мирными методами. Поэтому эмоционально я может и сочувствую им, но не могу сказать, что поддерживаю их методы…” —  с неуверенностью ответил я.

Она добавила: “Скажи вы это где-нибудь в сердце ССГ, вас тут же бы осадили многочисленные патриоты, и вы даже не смогли бы себя защитить. К нашему сожалению ССГ пытается создать в Японии место, где выразить свое мнение или недовольство можно только словами, упав на колени перед местным губернатором с надеждой, что вас не затравят слезоточивым газом.”

Её глаза стали глубокими и холодными. Похоже, что мой ответ расстроил ее.

Я взглянул на горящий труп, висящий на фонарном столбе, на котором черной краской было написано “предатель”. Какое-то смешанное чувство проникло в мое сердце. Я вспомнил, что подобные события происходили и в Европе во время Революции за Свободу. Пионеры, которые верили в абсолютную свободу, разрушили Европейский Союз, который мог бы стать великим государством, подобным ССГ, и заменили его на децентрализованную общину. Я не знаю является ли Коммуна особой политической формой государства или не является государством вовсе, но мне больше хотелось жить в ней, нежели в ССГ, испытывая постоянное политическое давление.

“Итак, вы готовы помочь мне… товарищ  фон Эслинг?” — обратилась она ко мне, вытянув правую руку и положив мне на бедро и смотря на меня своими фиолетовыми глазами, будто бы маленькая девочка, потерявшаяся в большом городе и нуждающаяся в помощи.

“Я знаю, что вы участник проекта “Фрейя”, поэтому мне кажется, мы с вами очень похожи .” — она отвернулась и стала смотреть в окно, словно желая не видеть мою холодность.

После того, как союзные войска оккупировали территорию Империи Восходящего Солнца, ЕС, как участник войны получил в виде трофея значительную часть исследований доктора Широ. Европа на основе этих данных разработала собственный проект — проект “Фрейя”. Разумеется, после Революции Коммуна не забыла этот проект и взяла его на вооружение. Этот проект был совершенно секретным, но учитывая способности этой женщины, я не удивился, что она о нем знает.

“Какова ваша цель?” — нерешительно спросил я.

Она продолжая уверенно улыбаться ответила: “Моя цель — избавить каждую пядь земли на планете от ССГ и ее тирании, и начну я с Японии.”

Я потерял дар речи, мне нечего было сказать, так как ее цель привела меня в шок и замешательство. Хоть на первый взгляд кажется, что ее слова — не больше, чем несбыточные грезы юного человека, но так как руководство ССГ сейчас оказалось в центре ожесточенной борьбы нельзя было сказать, что это невозможно, и одна маленькая искра вполне может зажечь пламя по всей стране.

В любом случае, у меня не было причин ввязываться в этот конфликт, так как в отличие от членов студенческих или профессиональных собраний, я не являюсь идеалистом, поэтому японский протест меня совершенно не интересовал. Можно даже сказать, что эти забастовки меня в тот день раздражали, потому что невозможно было добраться до посольства на общественном транспорте.

Внезапно над машиной раздалось оглушительное жужжание. Прямо над нашей машиной взорвалась связка бомб со слезоточивым газом, и белоснежный дым закрыл лобовое стекло, что закрыло нам обзор.

Краткое продолжение

В начале истории Япония оккупирована войсками ССГ — некоего союза государств, сложившегося на территории России из осколков Советского Союза после его развала в конце событий Red Alert 3. ССГ управлялось достаточно коррумпированными чиновниками и разобщенными военными начальниками или как их называли в Японии — “сегунами”. Конкретно на территории оккупированной Японии заложились очаги сопротивления националистов и сторонников либерализации государства. В какой-то степени можно сказать, что они успешно смогли противостоять ССГ и победили, однако вс эти действия являются частью строго спланированного плана некоторой личности, которую зовут Синро Юрия. Она является потомком известной Юрико Омеги и унаследовала от нее псионические способности. В конце революции, когда все праздновали победу над ССГ она активировала психический Маяк, с помощью которого подчинила себе волю революционеров, остатки экспедиционных войск ССГ и их командиров и другие наземные единицы на Японии.

Описание юнитов ССГ
“Carryall” — это гражданский транспортный вертолет ССГ, использующийся в промышленности, который был переделан под военные цели. Эта хрупкая техника используется войсками ССГ для переброски солдат и наземной техники на дальние расстояния. Несмотря на свою хрупкость, вертолет обладает мощным магнитным захватом и двигателями, что позволяет ему цеплять даже тяжелые танки. Данный вертолет оснащен 12,7-мм пулеметом, эффективно противодействующим пехоте.

“Т-97 или Tenho Hunter” — это устаревший тяжелый советский танк, который был сконструирован на знаменитом Архангельском танковом заводе (завод-производитель танков Апокалипсис). По истечению срока службы танков “Молот” СССР требовался новый танк, который был бы дешевым, эффективным и простым в обращении. Таким образом эти танки начали массово собираться дальневосточным регионом после восстания. Танк известен больше тем, что участвовал в подавлении народных движений за демократизацию, нежели за участие в боевых действиях. Т-97 так же был использован восставшими при штурме здания Верховного Совета СССР в результате чего было около 3000 мирных жертв. После этих событий танк стал символом тирании и несправедливости ССГ.

Еще до развала СССР советское военное руководство заметило, что танки “Молот” чрезвычайно уязвимы для авиационных атак. Поэтому у Т-97 были установлены ЗРК Ка-65 “Клык”, которые эффективно боролись с авиацией противника, не смотря на длительное прицеливание. Также танк был оснащен  оборудованием для создания дымовой завесы, что позволяет танку скрываться на некоторое время от противника.

“BZ-04 или Stalker” — это БМП, созданная ССГ на основе ошибок прошлого. Командиры армии Содружества заметили, что в прошлых войнах перед тем как развернуть тяжелые танки “Молот” использовались шагоходы “Серп”, однако их 12,7-мм пулеметы не могли эффективно бороться с техникой противника. БТР “Голиаф” был слишком легко бронирован, что создавало опасность транспортировки пехоты, а переброска войск вертолетами “Каратель” невозможна без превосходства в воздухе. Все это было учтено при создании BZ-04, поэтому на него были установлены ракетные установки 9 типа и 20-мм пулемет, эффективно пробивающий легкобронированные цели и противостоящий пехоте.

БМП вмещает до 5 человек, изначально сходит с  завода уже укомплектованной 5 призывниками.

“Conscript” — призывники основная пехота ССГ. После многочисленных войн население России переживает упадок численности, пожилых людей становится все больше и они не допускаются к службе, а молодые не могут найти работу в результате чего идут в армию, где их работа хорошо оплачивается. По сравнению со своими отцами и дедами эти призывники лучше подготовлены и вооружены. Профессиональные офицеры обеспечивают им подготовку. Государство обеспечивает их автоматами ADK-45 и связками осколочных гранат, что гораздо безопаснее в использовании, нежели бутылки с коктейлем Молотова.

Тем не менее призывники несмотря на лучшую подготовку и снаряжение сражаются хуже своих предшественников. Многие объясняют это тем, что раньше солдаты воевали за веру в коммунизм и светлое будущее для своей Родины, а в данный момент сражаются за правительство тиранов, которых не заботит собственный народ, что рушит их боевой дух.

“Executer” —  исполнители (палачи) специальный род войск в армии ССГ. Экзекуторы набираются из семей высокопоставленных военных чиновников ССГ. Они отвечают за поддержание преданности в армии Содружества и осуществляют казни дезертиров и инакомыслящих солдат. Официально заявлялось, что исполнители набираются из патриотичных людей и проходят специальную подготовку для того, чтобы вершить справедливый суд над солдатами, однако на деле они пользуются своим положением и казнят всех неугодных, придумывая для это благовидные предлоги или подтасовывая факты.

По имеющимся данным исполнители вооружены новейшими пулеметами GD-4, который может оказывать огневую поддержку на достаточно дальних дистанциях и уполномочены вызывать авиаудары с самолетов JF-35 “Молния”, которые забрасывают указанную цель многочисленными бомбами через некоторое время после ее фиксации.

Button SovietHowitzer“LP-59 Howitzer” — несмотря на то, что ракетная установка V4 (Фау 4) была крайне эффективной в годы прошлой войны, для ССГ в отличие от СССР не могло позволить себе содержать столь дорогую ракетную артиллерию. Исходя из этого Содружество сняло с производства установки Фау 4 и заменили их более простыми и дешевыми самоходными гаубицами LP-59. Гаубица была поставлена на вооружение исключительно по заверениям высокопоставленны военных чиновников, так как большинство полевых командиров были против замены V4 на гаубицы с меньшей дальностью стрельбы и более слабыми фугасами. Также стоит учесть, что более простые схемы сборки позволяют строить LP-59 гораздо раньше, чем ракетную артиллерию.

Расчеты LP-59 снабжены кассетными снарядами со слезоточивым газом, т.к. часто гаубичные батальоны привлекаются к подавлению народных волнений.

“K-23 Mighty Dragon” — это орбитальный транспорт ССГ. Содружество благодаря значительным успехам в области авиа- и космостроения смогло довести до ума и запустить серийный выпуск орбитальных транспортников К-23. Министерство по авиастроению и исследованию космического пространства ССГ (МАИКП ССГ) смогло уменьшить экспериментальный прототип космолета премьер-министра Черденко, с помощью которого он собирался эвакуироваться на Луну, для военных нужд Содружества. На разработку ошло этого ОТ ушло несколько десятилетий, но теперь транспортник является хорошим преимуществом в арсенале ВВС ССГ.

После прихода к власти премьера Романова, несмотря на падение экономического потенциала страны, он неоднократно упоминал, что инвестиции в космические программы являются важной задачей для Содружества, т.к. есть угроза со стороны космического флота Коммуны. Однако Коммуна официально заявляла, что не будет вооружать свои космические суда, т.к. по их мнению со стороны ССГ нет угрозы, исходя из того, что ОТ используются Содружеством исключительно для транспортировки чиновников на ежегодные саммиты на космостанции Содружества “Доблесть”. Однако ССГ активно использует ОТ для орбитальных бомбардировок, транспортировки войск и оказания огневой поддержки в боевых действиях.

СКАЧАТЬ PSYSONIC OMEGA

СЛЕДИТЬ ЗА РАЗРАБОТЧИКАМИ:

 

Об авторе

Comrade Lenin

Comrade Lenin

Просто тут работаю, а также любитель поиграть в Generals.

Комментировать